• Eng
  • Рус

К импортозамещению готовы, но ждем стимулов

27.10.2015

Российские производители электротехнического оборудования получили шанс нарастить долю внутреннего рынка за счет взлета цен на продукцию зарубежных конкурентов, близости к потребителю и защитным мерам, принятых при закупках для нужд федеральных структур. Есть основания надеяться, что в будущем этот разворот будет продолжен - при условии, что действующие сейчас факторы роста будут дополнены направленными на прямую поддержку отечественной промышленности стимулами. Так считают опрошенные «Энергетикой и промышленностью России» представители российских компаний, подчеркивающие, что испытания, через которое предстоит пройти отечественным компаниям, содержат в себе и новые возможности.

— Как вы считаете, в чем  заключаются сильные позиции  российских  производителей электротехнического оборудования, в  каких областях  они могут конкурировать с зарубежными коллегами, в каких   отстают – и с какими обстоятельствами  связано  это отставание?  Есть ли у них шанс  расширить свои позиции на российском рынке в  более  чем непростых условиях, когда  заказчики-энергокомпании один за другим сообщают о  сокращении инвестиционных программ, импортные  комплектующие выросли в цене и возможность  модернизировать  производство, организовать выпуск востребованной   российскими  энергетиками продукции обходится, мягко говоря, недешево?

Валерий Назаров,   генеральный   директор АО «Электронмаш»:

— Самая сильная позиция российского производителя в настоящее время  – это близость к пользователю электрооборудования и вытекающие из этого преимущества. Это и более четкое понимание всех пожеланий потребителя, и более быстрая и гибкая реакция на любые запросы (проектирование, производство, логистика, сервис), готовность работать по стандартам заказчика.

К сожалению, хороших российских технологий, комплектующих в электротехнике не так много. И опять же, к сожалению, даже догнать мировых лидеров электротехники(ABB, SchneiderElectric, Siemens) в этих вопросах в обозримой перспективе не представляется возможным. С другой стороны,  в  нашей стране   немало  производителей конечных   продуктов и решений,  созданных на базе зарубежных технологий и комплектующих. И эти предприятия занимают достойный объем на рынке электротехники. 

Конечно, сворачивание инвестиционных программу осложняет жизнь российских производителей электротехники, но у сильных передовых компаний всегда есть шансы на развитие, а в кризис они даже возрастают. Уходят с рынка слабые компании, высвобождая ниши и трудовые ресурсы. Непростая ситуация на рынке заставляет всех искать новые резервы.

— Как оцениваете Вы итоги минувшего, 2014 года и  предварительные результаты завершающегося  2015 года -  как  для отрасли в целом, так и для Вашей компании? Удалось ли вам «включиться» в целевые программы поддержки  отечественного бизнеса, принятые как на региональном, так и на федеральном уровне?

Валерий Назаров:

Нельзя сказать, что 2014–15   годы  были простыми. Многие заказчики сократили или приостановили свои инвестпрограммы, конкуренция обострилась. Свои сложности с кредитованием заказчики перекладывают на производителей. Компании-производители электрооборудования, которые быстро не переориентировались и не изыскали необходимые резервы, прошли 2014–2015 год с плохими результатами, некоторые даже находятся на грани закрытия.

Наша компания закончила 2014 год с небольшим ростом, в  2015 году планируем рост около 20 процентов. Это связано с тем, чтобольшинство наших заказчиков – это крупные российские компании, которые менее восприимчивы к кризису. В 2015 году  стали реализовываться отложенные  в 2014 году проекты. Кроме того, устойчивое финансовое состояниекомпании позволило нам участвовать в реализации большого количества проектов, в которых заказчик готов полностью  рассчитаться  за  поставленную  продукцию через месяц-два после поставки, а сейчас это могут позволить себе немногие компании-производители.

Ни о каких целевых  программах по поддержке производителей электротехнического оборудования  ничего не слышал. Считаю, что такие программы не нужны и даже вредны, так как   в наших реалиях преференции получат неэффективные компании.

 — Насколько реалистичен, на Ваш взгляд, провозглашенный «сверху» и обусловленный  объективными обстоятельствами курс на импортозамещение, удается ли справиться с этой задачей, и если «да», то по каким позициям? Какие обстоятельства помогают справиться с данной задачей, какие ей    мешают? 

Валерий Назаров:

— Безусловной ошибкой предыдущих лет считаю идею, что «на  нефтедоходы можно купить все оборудование за границей. Соответственно, зачем развивать собственные технологии и производство? Нефти на наш век хватит!» Сегодня мы видим результаты такой политики.

Поэтому    импортозамещение -  важный и необходимый процесс. Он сложный и затратный. В настоящее время у нас разрушены целые производственные отрасли. Но дорогу осилит идущий. Предпосылок для решения этой задачи не много, но они есть. Это и квалифицированные кадры, и политическая воля, и безальтернативность этого пути в отраслях, на которые наложены западные санкции.

Одной из основных проблем в решении задачи импортозамещения являются   высокие кредитные ставки для промышленности. В конечном счете все сводится к конкурентной борьбе, а как может выиграть российское предприятие, если при своём развитии или при выполнении заказа оно будет использовать кредиты, стоимость которых в несколько раз больше, чем у конкурирующего с ним иностранного предприятия?

 Серьезным препятствием на пути  импортозамещения  является,  на наш взгляд,  монопольное положение так называемых EPC-контракторов - западных компаний, строящих производства по зарубежным  технологиям под ключ. Даже для госкомпаний они практически в ультимативной форме используют только импортное оборудование при реализации проектов в России.

Кроме того, мягко говоря, не поддерживают российских производителей таможенные правила, по которым импортное оборудование, имеющее аналоги в РФ,  ввозится в Россию с нулевыми пошлинами, а комплектация для производства такого оборудования ввозится с пошлиной 10-15  процентов.  

 На наш взгляд,  импортозамещение надо развивать до необходимо-достаточного уровня с точки зрения производственных возможностей и промышленной независимости. Перекос  в попытке производить все и вся ни к чему хорошему тоже не приведет. При той глобализации, которой достигло наше общество, это приведёт к неэффективности российских производств и к их усиливающемуся отставанию от иностранных конкурентов.

И с этой точки зрения, электротехника -  положительный  пример такого баланса. Российские электротехнические компании имеют  компетенции и технологические возможности, позволяющие при необходимости использовать и российскую,  и импортную комплектацию (заменяя санкционную на несанкционную) и производить при этом в необходимом объеме практически любое комплектное электрооборудование.

— Согласно широко распространенному мнению, одним из конкурентных преимуществ российских компаний, в том числе преимуществ в наращивании экспорта, является ослабление рубля. Между тем, как считает, к примеру, президент компании ТехноНИКОЛЬ Сергей Колесников,  ослабление рубля дает российским промышленникам лишь кратковременное преимущество, и то лишь на внутреннем рынке.  Одно из препятствий  к развитию  собственных преимуществ – условия  кредитования при установленной сейчас банковской ставке. Важнейшим условием повышения  конкурентоспособности российских компаний, по мнению господина Колесникова,  является возврат отмененной  в минувшем десятилетии инвестиционной льготы, сокращение сроков возврата НДС, отмена контроля цен со стороны ФАС по несырьевому экспорту, снижение ставок по кредитам для экспортных контрактов.   Какие  решения, позволяющие  раскрыть потенциал российских компаний, добавили бы вы? Есть ли надежда ожидать в ближайшем будущем  перемен к лучшему   в этой области?

Валерий Назаров:

— На  наш взгляд,  последствия девальвации  для  российской  электротехнической промышленности неоднозначны. Для компаний, работающих на экспорт (это в основном крупный бизнес) – это положительный процесс. Большая часть себестоимости (заработная плата, налоги, стоимости оборудования российских предприятий, логистические расходы внутри страны) номинирована в рублях, следовательно, в долларах она падает, а значительная часть дохода поступает в этом случае именно в долларах.  Для компаний, работающих на внутренний рынок (это в основном средний и мелкий бизнес), себестоимость в долларах также падает, при этом они становятся более конкурентоспособны относительно иностранных компаний. Но есть одна серьезная проблема. Нередко часть (иногда значимая) себестоимости номинирована в долларах.  Если у компании имеются долговременные  договора по крупным проектам (основные потребители подписывают с российским компаниями договора только в рублях) и после этого происходит глубокая девальвация рубля, то это может привести к существенным потерям, вплоть до закрытия предприятия. Часто слышу умные замечания: «Хеджируйте риски!». Стоимость хеджа стоит почти как кредитование. Если его полностью учитывать, то компания не выиграет ни одного тендера. Вот и приходится балансировать между риском и необходимостью давать конкурентные условия.   Сегодняшнее состояние высокой волатильности – это для производителей ещё хуже, чем единовременная девальвация.

Если мы хотим развития российской промышленности, то стоило бы подумать и о снижении ставки кредитования, и об инвестиционных льготах, и о сокращении сроков возврата НДС, и о льготах на инновационные  разработки. Было бы неплохо перераспределить налоги, уменьшив зарплатные налоги и увеличив оборотные. Это позволило бы создавать новые высокотехнологичные вакансии. Отдельно стоило бы подумать об уменьшении административных нагрузок, навязываемых предприятиям государством и крупным бизнесом (чрезмерный штат бухгалтеров и юристов, административных и технических служб для выполнения всех требований). На выполнение всех регламентов, норм, аттестации и сертификации уходит значимая часть ресурсов производственных компаний, снижается их конкурентоспособность.

Вот пара небольших примеров. В Европе количество сертификаций сведено к достаточно-необходимому минимуму. У нас же, если хочешь поставлять в ту или иную отрасль или крупную компанию, ты должен пройти специализированную аттестацию с дополнительными испытаниями и аудитами.

В соответствии с российскими стандартами учёта наша бухгалтерия ведёт отдельный налоговый учёт, бухгалтерский учёт, а иногда и учёт по МСФО и ГААП.  В странах со зрелой рыночной экономикой действует только один вид учёта.

В нашей весьма эффективной компании на эти спорные нагрузки уходит около 10% оборота, которые могли бы быть направлены на развитие производства.

Сегодня эти простые  и понятные  меры  поддержки бизнеса не  реализуются по неизвестным причинам,  эффективного инструмента общения малого и среднего бизнеса с властью  тоже не видно.    Тем не менее  я надеюсь на здравый смысл и логику участвующих в решении этих вопросов руководителей исполнительной и законодательной власти. Тем более сейчас, когда перед всеми нами встали такие вызовы. Может быть, сейчас мы сможем уйти от мышления через «нефтяную иглу».

 

Беседовала Ольга Мариничева

"Энергетика и промышленность России", 16-31 октября 2015 года, №20 (280)

Все публикации